Ночная Хоккейная Лига
Официальный сайт Всероссийского Фестиваля по хоккею среди любительских команд
Мы — хоккейная страна!
Восьмой сезон

Дмитрий Сазонов: Заклеил швы пластырем и вышел на лёд. Шайба маленькая и быстрая, очень больно бывает

08.01.19 11:59
Александр Куликов, "БелПресса", belpressa.ru

Дмитрий Сазонов хорошо известен белгородским любителям хоккея: раньше он играл за ХК «Белгород», а сейчас возглавляет дивизион «Любитель 18+» Ночной Хоккейной Лиги; помимо этого, он судит матчи на ледовой арене «Оранжевый лёд» – о своей жизни в спорте он рассказал «Спортивной смене».

Сейчас детям легче

– Дмитрий, как и когда вы попали в хоккей?

– Мне было шесть лет, когда я сказал родителям, что хочу играть в хоккей. В тот день я был в «Космосе» на игре старших ребят, а хоккей мне и до этого очень нравился. Я ведь застал ещё легендарную «красную машину». Даже не вспомню, почему и как стал вратарём. Наверное, мой первый тренер Владимир Бовинов (сейчас наставник МХК «Белгород») нас по очереди в воротах пробовал, и мне понравилось.

– Чем сегодняшние условия отличаются от тех, в которых занимались вы?

– Тогда нам форму выдавали, но она была не очень качественной: моя первая ловушка просто не открывалась, и поймать ею шайбу было невозможно. Кожа на экипировке трескалась, приходилось заниматься рукоделием – ремешки пришивать, латать. Сейчас с этим намного проще – выбор формы огромный. Но и цены, соответственно.

– Как хорошую экипировку добывали?

– В 1990–е клюшки и маски сам искал. Когда в город приезжали взрослые команды, подходил к ним, спрашивал. Кто‑то иногда дарил клюшки, кто‑то продавал часть амуниции. В Белгороде всё это было не достать.

– Платили за занятия?

– Нет, мы занимались бесплатно. Сейчас же плата за занятия плюс стоимость формы порой отпугивают детей и родителей от хоккея.

– Как вы попали в команду мастеров?

– В юношеском возрасте мне предлагали уехать в Воронеж, но семейные обстоятельства так сложились, что не до переезда было. Ещё раз позвали, когда я оканчивал школу и готовился к поступлению в вуз. Всё бросать я не захотел и остался в Белгороде. Тогда мне было 16 лет. Шёл 1999 год, нас в ДЮСШ осталось мало, и все перешли в команду мастеров. «Белгород» тогда играл во второй лиге. Я дебютировал за неделю до своего 17–летия. Играли последние два домашних матча в Старом Осколе на открытой площадке, «Космос» тогда уже полностью отдали под волейбол. Играли против Луховиц, я во втором матче при счёте 9:2 за 10 минут до конца игры вышел на лёд. Выиграли 10:2, два выхода один на один отразил. Заняли тогда третье или четвёртое место из десяти команд.

– Долго играли за «Белгород»?

– В последний раз во вратарской форме вышел на лёд в феврале 2005–го. Всю карьеру провёл в «Белгороде». Тогда я выступал за фарм–клуб во второй лиге. В нашей команде собрали местных ребят разного возраста. Тот сезон я в любителях добегал и решил завершить карьеру. Сделал это из‑за череды травм, к тому же уже начал пробовать судить игры и в итоге выбрал карьеру арбитра. Были и другие причины.

– Можете о них рассказать?

– Перед командой ставили задачу выйти в Высшую лигу, а я учился на четвёртом курсе «технолога» на экономиста. Предложили работу на кафедре. Это и повлияло на мой выбор.

Хоккей на воде

– Какой был хоккей во второй лиге?

– Там играли взрослые команды. Не у всех даже были крытые катки. В Клину тогда арены не было, в Рязани, Луховицах, Менделеево, Щёкино играли на свежем воздухе. В этих городах были очень крепкие клубы, мужики, которые всю жизнь играли. Кто‑то заканчивал карьеру, приходил из Высшей, суперлиги. Очень серьёзный был хоккей, несмотря на открытые катки. А в Первой лиге тогда играли фарм–клубы суперлиги и Высшей лиги: ЦСКА–2, «Динамо–2» и прочие. Сейчас эти команды в МХЛ–А.

– В футболе есть такой принцип: матч состоится в любую погоду. А как это бывает в хоккее на открытом льду?

– То же самое. Приехали мы как‑то в Рязань, а там вода стоит. Обратились к главному судье. Он сказал, что всё понимает, но руководство «Рязани» планировало провести какой‑то праздник, вручить подарки ветеранам и призы зрителям. Перед матчем старался всю раскатку провести на ногах. Но один раз я всё‑таки опустился на колени. Щитки сразу же впитали воду и стали неподъёмными. Понял, что лучше так не делать. На вторую игру мы уже не остались – там ещё сильнее потеплело.

– Это были специальные катки?

– В Брянске и Рязани хоккейную коробку ставили на футбольных стадионах. В Щёкино коробка была крытая, но без искусственного льда – там хорошо наладили систему вентиляции. В Белгороде самая известная коробка – на «Факеле». Она небольшая, борта на ней тогда были деревянными, со щелями, где‑то досок не хватало – самодельная, в общем. А так в «Космосе» всё время играли, пока в начале 2000–х не построили губкинский «Кристалл».

– Сегодня на хоккей в Белгороде приходят в лучшем случае 400 зрителей, а как было раньше?

– Трибуны заполнялись. В сезоне 1994/95 создали первую профессиональную команду, в которой играли воспитанники белгородского хоккея. На игры приходили семьями, команду поддерживали друзья и знакомые хоккеистов. Играли неплохо, но два раза команду расформировывали. Высшее же достижение «Белгорода» – четвертьфинал Высшей лиги. «Белгород» тогда на равных бился с воскресенским «Химиком». Все три матча проиграли с разницей в одну шайбу.

Игрок и судья

– А в судействе как вы оказались?

– Сначала совмещал с игровой карьерой. Бывали ситуации, когда в раздевалке снимал вратарскую форму, надевал судейскую и шёл обратно на лёд. Тяжеловато было временами, но кто трудностей боится, тот не начинает заниматься делами.

– Чем вас привлекло судейство?

– Оно меня всегда интересовало. Владимир Бовинов привлекал судить младшие команды, там я получил азы работы арбитром. Я интересовался правилами, в воротах всегда анализировал игру. И когда в Белгороде стали формировать судейскую бригаду, я решил попробовать. Совмещал с игровой карьерой года полтора. Тяжеловато было с катанием – у вратарей же другие коньки. Когда уже закончил карьеру, то перестал перепрыгивать из одних коньков в другие. И пошло–поехало.

– Начали с «Золотой шайбы»?

– Её на тот момент и не было толком, поэтому начинать пришлось с первенства России и товарищеских матчей. Тогда регион «Центр» активно развивался, по десятку команд было в дивизионах. Сюда приезжали и Череповец, и питерские команды. Когда «Белгород» играл в Высшей лиге, сюда приезжали судьи, которые сейчас работают в КХЛ и на чемпионатах мира. Общались с ними о тонкостях судейства, подсматривали. Потом работал во второй, Первой лиге, сейчас – в Молодёжной.

– Какие опасности на льду подстерегают судью?

– Могут сбить, взять в «коробочку». Как‑то я на вбрасывании получил клюшкой по лицу. С игры увезли в больницу зашивать. А на следующий день заболел напарник, который должен был меня заменить. Пришлось швы заклеить пластырем и выходить на лёд. Шайба маленькая и быстрая, очень больно бывает. Поморщился, потёр ушибленное место – и дальше работать.

– Хоккеисты по ходу игры меняются, а вы всё время на льду.

– Физподготовку никто не отменял. Специально готовлюсь к сезону – бег, велосипед. Всё зависит от того, на какой уровень ты хочешь выйти. Пытаемся донести это до молодёжи, которая приходит в судейство. В основном это бывшие игроки. Надо держать себя в форме: бывает, что судьи за игру проводят на льду больше двух часов. И таких игр может быть в день несколько. С учётом НМХЛ за уикенд может выходить пять–шесть матчей. Самое запоминающееся в плане нагрузки – финал «Золотой шайбы». Около 70 игр за три недели отработали. Кто не выдерживает, тот не становится судьёй. Если ноги остановятся на первой игре, то как дальше работать? Ребята из КХЛ, например, готовятся с июня – велосипед, тренажёры. Всё очень серьёзно.

От «Золотой шайбы» до НХЛ

– Как вышло, что вы возглавили региональную Ночную хоккейную лигу?

– Когда в 2011 году появилась Федерация хоккея Белгородской области, я участвовал в возрождении «Золотой шайбы». Потом по инициативе Владимира Путина создали Ночную хоккейную лигу. В первом сезоне я судил соревнования, а затем стал временным региональным представителем НХЛ. В 2013–м меня позвали на первый сочинский фестиваль. Ещё по ходу сезона познакомился с главным судьёй НХЛ Александром Зайцевым, который дал мне возможность поработать на фестивале в качестве арбитра. Вернувшись в Белгород, я понял, что надо заниматься развитием лиги в регионе. Проработал год, зарекомендовал себя, и меня оставили на этой должности. К тому же втянулся в эту работу, стало интересно.

– Где сложнее работать – в «Золотой шайбе» или НХЛ?

– В «Золотой шайбе» сложно общаться с районами и муниципалитетами, где нет катков. Федерация выбрала курс, чтобы привлечь всех детей, даже если у них нет возможности заниматься хоккеем круглогодично. Порой невозможно доказать и объяснить, как и почему дети должны играть. Да и там, где катки есть, у руководства нередко своё видение. Сложно с организацией и руководителями на местах. Что касается НХЛ, то здесь многое упирается во взносы. Мужчины, которые спокойно оставляют в ресторанах за один раз сумму, которая равна взносу в НХЛ, говорят, что для них это дорого. Объясняешь им, что взносы идут на работу судей, на членство в НХЛ, на призы – до некоторых доходит тяжело. Плюс отсутствие организаторов: бывает, есть команда, деньги, но нет человека, который бы занялся, скажем, сбором документов. Случается и такое, что взрослые мужики предпочитают вместо игры погудеть с друзьями. У нас же нет системы наказаний за прогул.

– Наверное, для некоторых любителей и судья не авторитет…

– Такое встречается даже среди профессионалов. Везде игроки что‑то пытаются доказать арбитру. В НХЛ большинство людей в хоккей никогда не играли: знакомство с правилами у многих происходит по ходу, и трактуют они их по‑своему. Например, чувствует игрок удар в спину и начинает требовать за это удаление. Я его спрашиваю: «Ты видел момент?» Он головой крутит, мол, не видел. А на самом деле хоккеист команды соперника его просто не заметил и врезался. Я пытаюсь такие нюансы объяснять, но иногда люди остаются при своём мнении. Судья же видит игру с другой стороны. Сложность ещё и в том, что многие игроки старше арбитров. Тем, кто поопытнее, проще: мы чего только не наслушались уже, знаем, как отреагировать. А молодые судьи могут и «поплыть».

– В НХЛ опаснее находиться на льду, чем в профессиональных лигах?

– Этот хоккей непредсказуем из‑за того, что не у всех игроков есть необходимый опыт и уровень подготовки. Я, например, знаю, куда стать, чтобы в меня не прилетела шайба или не въехал игрок. Ну вот никак этого не должно случиться, а хоккеист неожиданно бросает неизвестно куда, и шайба попадает в меня. Бывает, что игрок на ровном месте спотыкается и прилетает тебе в ноги. Порой даже старших юношей в этом плане судить легче.

Президент на коньках

– Вы рассказывали о фестивалях НХЛ в Сочи. Сколько раз вы были на них в качестве судьи?

– Шесть. Больше всего запомнился 2014 год – я тогда работал на гала–матче, в котором играл Владимир Путин. Для человека, который в его возрасте встал на коньки, он неплохо катается. Прославленные хоккейные ветераны помогают ему в плане обучения владения клюшкой, коньками. Поговаривают, правда, что есть негласная установка для участников таких матчей: если с шайбой номер 11 – ему зелёный свет… Что ещё запомнилось? С кумирами детства на одном льду оказался – Фетисов, Буре, Якушев, Каменский… Великие мастера своего дела. Да что там говорить – ощущения и воспоминания просто незабываемые! Но каждый фестиваль для меня – это прежде всего работа.

– Хоккей – это ещё и драки. Случалось в вашей практике такое?

– На послематчевом рукопожатии, бывало, дрались команды. Иногда ничего не предвещает конфликта. Если случаются словесные перепалки и потасовки во время матчей, то сразу после игры разводим команды по раздевалкам. В детском хоккее и пять на пять бывали драки. Но при мне не было такого, чтобы, к примеру, били лежащего соперника ногами или головой об лёд. Бойцов вроде Евгения Артюхина или Дамира Рыспаева, способных в одиночку уложить всю пятёрку, я не встречал. Но есть заводилы, которые на ровном месте могут начать драку. Хорошо, что профессиональный хоккей пришёл к наказаниям за подобное поведение рублём и дисквалификацией – теперь этого стало меньше.

– В Белгородской области открывают новые ледовые арены, но взрослой команды в регионе по‑прежнему нет.

– В последние годы соревнования даже в регионе «Центр» пошли на спад. Уровень белгородского детского хоккея уступает московскому и подмосковному. Без привозных игроков тяжело. Профессиональный клуб в Высшей лиге появится, когда будет финансирование. Игроки найдутся, да и свои подтянутся. Тот же Виктор Кальной, который недавно из‑за травм завершил карьеру, думаю, за родной город в ВХЛ поиграл бы. В Белгороде нет арены, которая соответствовала бы регламенту ВХЛ. «Оранжевый лёд» уже 15 лет стоит без реконструкции. Федерация хоккея России периодически собирает заявки на строительство арен. Белгородская область заявку подала, но был ли какой‑то ответ на неё, я не знаю.

– Какие проблемы сегодня есть в белгородском хоккее?

– На сегодняшний день в регионе десять крытых ледовых арен, а возможности создать команды, которые могли бы участвовать в первенстве ЦФО, нет. Судите сами: в Воронеже в школу «Бурана» на набор приходит 200–300 ребят – это в городе–миллионнике. В ДЮСШ по зимним видам спорта Белгорода набор детей в разы меньше. Поэтому и возможности для селекции игроков здесь ниже. Плюс участие в соревнованиях высокого уровня – дело затратное, и без спонсоров здесь не обойтись. С этим тоже есть проблемы. Начинать стоит с «Золотой шайбы» – этот турнир региональный, и играть в нём могут чуть ли не все желающие. Из него может пойти подпитка основных спортивных школ для федеральных турниров, и такие примеры уже есть. К тому же местные воспитанники играют в НМХЛ за «Белгород». Ради движения вверх по хоккейной спортивной лестнице такие соревнования и проводят.

Поделиться

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ

22 марта, 16:00. Представляем трейлер фильма «Сторона хоккейная: Кемеровская область». Премьера 31 марта в Новокузнецке и на сайте Ночной Лиги!
21 марта, 14:00. Игорь Дугин: Сорок пять лет с игрой связан. Всю жизнь! У меня же сын в КХЛ играет за «Трактор»...
19 марта, 14:01. Есть 150! Евгений Сероух - первый омский хоккеист в Клубе Макарова Ночной Лиги
19 марта, 14:00. Пора по парам! В Башкирии стартовал плей-офф «Лиги Надежды»
18 марта, 17:00. Радик Сибагатов: Наша схема, можно сказать, проверенная - дотягиваем до буллитов, а с буллитами у нас… Ну, отработано всё маленько
18 марта, 15:00. Буллиты и Радик Сибагатов. «Торнадо» побеждает «Драконов». «Торнадо» - чемпион!
18 марта, 14:00. Москва. 15-17 марта. Хоккея много не бывает, правда? Московская Ночная Лига готова к сумасшествию!
16 марта, 15:00. «Пошла горячая вода!»: фиаско «Машины» Нестерова в полуфинале с «Богородском»
15 марта, 10:00. Свердловский «40+». Засуха «Монетки» на Урале, результативные чемпионы и бронзовые «металлисты»
14 марта, 14:00. Алексей Зайцев: «Сталкер Арена» будет красивой! А сейчас перед нами одна задача - люди!

Генеральные партнеры

Соорганизаторы

Партнеры